Главная Общество Детство, опаленное войной
09.05.2013
Просмотров: 1220, комментариев: 0

Детство, опаленное войной

 

В тот далекий летний день 22 июня 1941 года люди занимались обычными для себя делами. Школьники готовились к выпускному вечеру. Дети играли, они даже не подозревали, что все это скоро кончится и на устах будет только одно слово- война. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство. «Дети Великой Отечественной войны»– так называют сегодняшних 68-85-летних людей.

Дети войны не доели, не доиграли, не доучились. В один момент они стали взрослыми, не позволяя себе слез, жалоб на усталость, невысыпание. Морально они не могли этого себе позволить – была война. Щеглова Валентина Павловна в тот день, когда началась война, уже закончила 5 классов. Для детей шли летние теплые беззаботные детские каникулы. Девочкой она жила в рабочем поселке стекольного завода «Мариец» Мари-Турекскогорайона. Накануненачала войны для жителей республики была праздничная дата: преобразование Марийского автономного округа в Марийскую АССР.Для молодой республики преобразование в автономию несло свой смысл, означающий для народа мари признание Советской республикой малочисленных народностей, населяющих РСФСР отдельной нацией. И день 22 июня нес в себе продолжение приподнятого е праздничного настроения,  который после июня 1941 года стал символом совсем других событий. Валентина Павловна вспоминает: «Было около полудни дня. И взрослые, и дети поселка собрались на праздник на площади около леса. Сюда же пришло руководство завода. Даже музыку помню, игравшую в тот день – и вдруг объявляют по радио – война. Музыка прекратилась. Все стали расходиться. По непонятному нам, детям, слову «Война», еще не зная его смысла, мы интуитивно почувствовали, что в нем кроется что-то страшное, наводящее ужас … и мы начали плакать. Взрослые нас успокаивали. Затем в этот же день стали объяснять, что это была за война и кто на нас напал».

В течении последующей недели стали забирать мужчин на фронт.  Поселок был небольшой, поэтому вести о происходивших событиях  долетали до семьи быстро. Вскоре забрали и папу Черных Павла Петровича.  Мама маленькой Вали, Антонина Захаровна, осталась одна с пятью детьми на руках. Валя была старшим ребенком в семье, ей было тринадцать, самому младшему – братику – было полгода.  «Мы с 10-летним братом, 1931 года рождения, стали первыми помощниками и дома, и в школе»,- говорит Валентина Павловна.

К осени 41-го поспел урожай. Дети пошли работать в колхоз, урожай на колхозных полях собирать кроме них было некому. На протяжении войны каждую весну и осень Валентина Павловна работала в колхозах по 2-3 месяца. На время посадочных или уборочных работ жили в колхозе, не выезжая, спали в школе, клубе, сарае. Рабочий день продолжался с раннего утра до позднего вечера. Для детей не было скидок на малый возраст, трудности, усталость. Стыдно было жаловаться, стыдно было отлынивать от работы.В колхозах выполняли всякую работу: жали серпом рожь, овес, пшеницу, теребили лен, убирали корнеплоды, пропалывали грядки, заготавливали сено. Дети, хотя и были малы, понимали, что так нужно, нужно во имя победы, во имя тех, кто отдавал за них жизнь на фронте. Зерновые жали серпом. «А работа эта тяжелая, когда во время перерыва ты распрямляешь спину, то кажется, что тебя били по ней, так она болит. А на руках от серпа мозоли, которые, наверное, никогда не сходили с рук. После короткого перерыва не было сил начинать вновь работать, но так было надо, и  вновь вставали и принимались за дело, зная и понимая, что больше некому работать. Когда поля были убраны, нас посылали собирать по этому полю оброненные колоски.- вспоминает  Валентина Павловна. – Современным детям, наверное, редко кому приходилось видеть серп, не то, чтобы с ним работать».

При такой тяжелой, даже для взрослого человека работе, дети были полуголодными. Хлеба давали по норме 200 грамм на человека, а остальное - похлебка. Мяса во время войны почти не видели. Забыли вкус белого хлеба. А тот ржаной хлеб был далек от сегодняшнего хлеба, потому что в муку добавляли лебеду, гнилую картошку, липовый лист и отруби. Когда на обед или ужин была картошка - это уже был праздник, хотя и картошки выдавали по 2-3 штуки - ее не чистили, а ели прямо с кожурой.

По окончании уборочной страды ученики средней школы рабочего поселка возвращались за свои парты. В классе было 12 человек. Образование в годы войны было обязательным семилетним, учителя, в основном, были эвакуированные, своих забрали на фронт.

Тетрадей и учебников не было. Писали между строчек на страницах старых книг и газет. Записывали все за учителем по всем предметам. Делать уроки дома приходилось при керосиновой лампе, где огонек горел, как свечка. Электричество давали на 1-2 часа в день. С невыученными уроками в школу не приходили - это был позор! Учителям делать замечаний не приходилось, потому что дисциплина была в самих детях. Школу не пропускали, старались учиться хорошо, во всем помогая друг другу. Каждый год сдавали экзамены. В школе не было хулиганов, и действовало самоуправление. Старшеклассники следили за маленькими и помогали им во всем.

В зимнее время школьникам приходилось самим заготовлять дрова для школы. В воскресенье всей школой отправлялись за 5 км в лес на заготовку дров. Парни постарше спиливали деревья, остальные - кто обрубал сучки, кто пилил, кто укладывал на санки, а кто-то вез санки в школу. А в школе самые маленькие укладывали дрова в поленницу. После уроков каждый день кололи дрова и заносили их в школу. Печи топили истопницы, но в классах убирались сами дети: мыли полы, протирали столы.

Школа, где училась Валентина Павловна, была двухэтажная, типовая, средняя. В школе был актовый зал, он же и спортзал. Столовой и питания не было, потому брали с собой кусочек хлеба, или ржаные лепешки, или блины. Дома ели то, что заготовили на зиму: ягоды, грибы, рыбу. Варили щи из капусты, пекли блины из гнилой картошки. И всегда где-то внутри скреблась одна мысль: “Хочу есть!”. Мысль эту прогоняли, забивали внутрь себя.

До войны мама Вали, Антонина Захаровна, работала санитаркой в больнице, но чтобы как-то выжить, ей пришлось оставить работу, возможности на производстве работать не было. «Мама держала корову, - делится воспоминаниями Валентина Павловна,- эта коровушка нас и спасала от жесточайшего голода. Картошку разводили с молоком, чтобы было посытнее. Мама бутылку молока носила на пекарню, за молоко ей выдавали буханку хлеба. Держали курочек, овец. Вязали шерстяные носки, варежки, валяли валенки. Определенное количество молока и масла, шерсти, связанные носки сдавали государству для отправки на фронт».

Антонина Захаровна втроем с соседками, тоже оставшимися одни с детьми на руках, объединялись для ведения подсобных хозяйств. Лошадей не было. Для пахоты земли в огородах, втроем впрягались в плуг, а одна управляла плугом – вспахивали участки под картошку. Затем каждый на своем участке сажал картошку. Втроем, кто держал коров, ходили на сенокос. Во всем матери помогали старшие дети Валя и ее брат Александр. Вместе с матерью они ходили косить сено. Мама косила, а дети помогали сгребать сено. Впрягшись в тележку, Антонина Захаровна, тянула ее к дому, дети вставали по бокам и толкали тележку вперед. Для отопления дома ходили в лес заготавливать дрова. В лесу на дрова они спиливали, где пеньки, где сухое дерево и на себе несли дрова домой.

Обычной детской одеждой в период войны была телогрейка или чье-то старое пальто, на голову повязывали старые платки, а на ногах зимой валенки (иногда 1-2 пары на большую семью), а летом босиком, весной и осенью обувались в драные тряпичные туфли, которые приходилось зашивать самим или скреплять проволокой.

Несмотря на голод, холод, плохую одежду, дети старались весело отдыхать и играть. Зимой катались на санках и деревянных коньках. Помнит Валентина Павловна военный Новый год: «К встрече Нового года готовились весело. Делали  сами игрушки из тряпочек, кусочков дерева, бумаги, из старых вещей. А за день до Нового года собирали продукты для стола. Приносили, кто чего сможет: «один приносит несколько ложек муки, другой 2-3 картошки, третий - луковицу. А потом, сложив все продукты вместе, думали, что из них можно приготовить. И получался целый пиршественный стол: пироги из ржаной муки с картошкой, жареная картошка (деликатес по тем временам), а также соленые огурцы, капуста, грибы. Что-нибудь давал колхоз за работу в поле. И получали подарки: платочки, новые варежки или носки, сахар или конфетку, вкус которых был давно позабыт. В такие дни забывалось, что идет война, что завтра вновь будет нечего есть, и вновь придется готовить дрова и учиться».

Когда закончилась война, Валя закончила 9 классов. «Это была такая радость, что ее трудно описать! День был солнечный, теплый, люди собирались в центре поселка, занятия в школе были отменены. Взрослые и дети смеялись, плакали, границ радости не было в этот день».- вспоминает Валентина Павловна. – «Вот эти два дня, день начала войны и день победы, никогда, наверное, не уйдут из памяти, буду помнить их до смерти»…

(Продолжение в следующем номере).

 

Н.БАЛАБАНОВА.

 

Фото а.Конарева.

(В основе работы использованы материалы, предоставленные учителем истории Звениговского лицея Т.И.Дудиной, и воспоминания В.П.Щегловой).

 

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

реклама

# # #